27 мая 2020
672

Современная военно-политическая обстановка: учебное пособие по курсу «Государство и военная безопасность

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ (УНИВЕРСИТЕТ) МИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

 

 

Кафедра всемирной и отечественной истории

 

Рецензия на монографию А.И. Подберезкина «Современная военно-политическая обстановка: учебное пособие по курсу «Государство и военная безопасность».

 

 

Выполнила:

Студентка 2 курса МО-МИЭП

12.ак группы 

Шлыкова Валерия

 

Научный руководитель:

Д.ист.н.

Подберезкин Алексей Иванович

 

 

 

Москва,2020

Исследования по  военно-политическим системам и сам подход к анализу, прогнозированию международной обстановки является уникальным для российской науки.  Тема сложная и многофакторная, разобраться в ней без системных знаний – тяжкий труд. Тем не менее, учебное пособие А.И. Подберезкина способно донести до студента и до любого, кто интересуется геополитическими проблемами, суть концепции военно-политической обстановки (ВПО).  

Наиболее интересной частью научной работы, безусловно, является оценка «переходного периода» и сценария ВПО в 2019-2025 году. Любому любознательному человеку хочется иметь представление о международной обстановке, которое подкреплено мощной теоретической базой. Особенно эта тема актуальна тем, что эскалация старых конфликтов и генерация новых все чаще возникает в информационной повестке.   Также любому патриоту важно правильно и системно оценивать геополитическое положение России, понимать значение ее места в международных отношениях.

Автор отмечает, что начало 21 века было ознаменовано сменой парадигм, на которую повлияли новый технологический уклад, информационная и военно-техническая революция, кризисы политических и идеологических систем. Эти базовые изменения трансформировали структуру международных отношений, спровоцировали ее кризис и начало «переходного периода» в 2010-х годах. Лидерство США также повлияло на эти изменения, так как они  «поставили в качестве своей сверхзадачи сохранение своего финансово-экономического и военно-политического контроля в новых условиях, что объективно противоречит процессу изменения в соотношении мировых сил и формированию новых парадигм развития». 

По мнению А.И. Подберезкина мир переживает переход от однополярности к многополярности. Происходит отход от гегемонии либеральных и социальных идей, столь прочных в 1990-е, но давших слабину в наше время. Происходит изменение социальной структуры общества, тактик и стратегий ведения войны (переход к «ассиметричным» войнам). Кризис мультикультурализма также способствовал развитию борьбы за продвижение национальных ценностей, а главная роль в международных отношениях стала принадлежать локальным человеческим цивилизациям (ЛЧЦ) и их коалициям. 

Отмечается, что большая часть исследователей и политиков  с 2014 года признают, что  период до 2025 годов видится очень нестабильным и кризисным.  Он  «характеризуется с военно-политической точки зрения, прежде всего резкой и усиливающейся постоянно эскалацией военно-силового противостояния западной военно-политической коалиции с другими мировыми центрами силы». В качестве доказательства автор вполне справедливо подчеркивает, что эту ситуацию красноречиво подтверждает заявленная политическая и военная стратегия США  администраций Б. Обамы и Д. Трампа. Не менее показателен план по перевооружению СНС США, в котором до 2041 года прописано значительное усиление наступательного потенциала американцев. 

США и их союзники реализуют  «политику силового принуждения», которая направлена на сохранение финансово-экономического доминирования. По мнению автора, эта военно-политическая коалиция «откровенно выступает в силовое противоборство с целым набором объективных тенденций и факторов, что неизбежно ведет к эскалации этой силовой политики в военно-силовую». Этот сценарий навязывается Западом, расширяется спектр силовых средств, а также инспирируются военные конфликты (зачастую искусственно). 

В целом период характеризуется тем, что политика стратегического сдерживания себя исчерпала – «она не давала США возможность в полной мере применять военную силу, а России эффективно обороняться, вынуждая её постоянно уступать своим оппонентам».

Изменения в международной обстановке и ВПО связаны в основном со стремлением Запада сохранить контроль над созданной системой межгосударственных связей  и с противостоянием новым центрам силы. 

Отдельно отмечаются новые  средства «силового принуждения», применение которых уже апробировано. К ним относятся новые инструменты публичной дипломатии – когнитивно-идеологические средства основанные преимущественно на интернет-технологиях и новых медиа. Задача новых идеологических конструктов  состоит в том, чтобы посредством обновленного и стремительно развивающегося информационного инструментария, менять «национальную идентичность и представления о системе ценностей и национальных интересов в качестве важнейшей и самой главной цели политики».

Переходный процесс от однополярности к многополярности  включает в себя различные стороны международных отношений – это и финансово-экономические взаимосвязи, и военно-политическое сотрудничество, и экспорт идеологий. Автор подчеркивает, что научное сообщество практически единогласно расценивает эти процессы как глобальные, системные и находящиеся в стадии развития. 

Отмечается также, что развитие региональной интеграции и форм сотрудничества (например, БРИКС+ и ШОС+) способствуют формированию альтернативного экономического порядка, который за счет наличия суверенных блоков может быть более стабильным и устойчивым. 

Также на основе региональной интеграции формируется понятная картина мира, основанная на национальных интересах, и появляется возможность для прогнозирования и контроля потенциальных конфликтов. 

Данной тенденции активно противостоят западная ЛЧЦ и ее союзники для сохранения контроля в мире. На данном этапе они опираются  в основном на информационный инструментарий: социальные сети, инфлюенсеров (как лидеров общественного мнения), СМИ и т.д.

В военно-политическом плане такая ситуация резко повышает вероятность развития  военно-силовой эскалации, которая стремительно усиливает внешние угрозы и вызовы самому существованию России. Отставание нашего государства в экономике и научно-техническом развитии также увеличивает риски. 

От Российской Федерации в данной ситуации требуется наличие внятной идеологии, возможность прогнозирования и эффективного управления. В качестве основной проблемы выделяется системное отставание российского государства, которое осталось еще с советского периода. Данную ситуацию вполне можно назвать системным кризисом «российского общества и его идентичности». 

Особенную роль автор отводит интернет-технологиям, в частности  социальным сетям, которые стали полноправной частью даже военных конфликтов. В качестве явной угрозы России в этом аспекте, по мнению автора, выступает решение Д. Трампа расширить полномочия Военного компьютерного командования США, в котором недавно был создан специальный Отдел по противоборству с Россией.

А.И. Подберезкин считает, что именно при Д. Трампе «произошло органическое смыкание ставки на военно-технологическое превосходство и лидерство США на новом этапе (4-м) промышленной революции». Реализуется это доминирование за счет наращивания военных расходов, которые к 2025 году в 20-25 раз превысят расходы России и 3-4 раза траты на вооружение у Китая. Мы видим, что политические цели достигаются осознанной ориентированностью на силовые методы. Причем предпочтение отдается все чаще новым технологическим возможностям, и будущее силовое превосходство будет основываться на соотношении научно-технологического потенциала. В этом отношении США уверенно сохраняют и обеспечивают свое лидерство, усиливают влияние западной цивилизации за счет технологических мощностей. Чтобы в этом убедиться, можно просто посмотреть на уровень капитализации таких американских гигантов как Apple, Microsoft, Alphabet и Amazon – их совокупный доход значительно превосходит российский ВПП.  

Автор также обращается внимание на важный момент. Даже при наличии мощной антиамериканской коалиции «технологическая мощь США компенсирует их объективное и неизбежное относительное отставание от новых центров силы в экономике».  Трамп отлично понимает, что претензии Китая на технологическое лидерство является главной угрозой превосходству западного блока и США необходимо ограничить  рост китайской державы в этом плане. Кроме того, западная ЛЧЦ во главе с Соединенными штатами сосредоточилась на принципе опережающего финансирования научно-технического развития и имеет все шансы выиграть в этой технологической гонке – во многом из-за того, что они ее начали раньше и навязали другим центрам силы. Базовым фактором такой победы является то, что более 90% СМИ и интернет-ресурсов принадлежит США (А.И. Подберезкин приводит оценку Б. Обамы). Это позволит им «создавать необходимую информационно-когнитивную среду и использовать это превосходство в качестве инструмента политического насилия».

Таким образом, научно-технологическое преимущество США позволит им при необходимости в любой удобный для них момент инициировать ревизию международных отношений и внести корректировки в сложившуюся систему военно-политических отношений, что приведет к отказу от принципа равноправия в межгосударственных договоренностях и созданию проамериканской системы международной безопасности. Такая ситуация усиливает вероятность использования военной силы и оставляет открытым вопрос контроля над эскалацией потенциальных вооруженных конфликтов. 

Автор подводит читателя к мысли, что именно в этот переходный период на первое место выходят невоенные силовые инструменты политики – добиться политической цели без вооруженных столкновений. В этой связи возрастает роль концепции «soft power» («мягкой силы»), когда для убеждения и влияния используется информация различного рода: от «фейков» до механизмов «постправды». Причем манипулирование информационными инструментами  используют уже не только государственные институты, но и первые лица государства – в работе приводятся примеры «твиттерной» дипломатии Д. Трампа. Дипломатия в такой ситуации остается не у дел и ее никак нельзя считать частью политики. 

К выводам данной работы следует отнести прогноз влияния вышеперечисленных радикальных перемен на положение России – военно-силовое соперничество «открыто угрожает самому её существованию как государства и её идентичности, как нации». По мнению автора,  до 2024 года будет идти формирование новой структуры международной и военно-политической обстановки.  Мировая структура ВПО будет радикально меняться, однако это не значит, что все эти изменения произойдут по заранее разработанному плану. Угроза прямого военного столкновения видна по российско-американским отношениям в Сирии, тем не менее, это военное соперничество стало лишь частью публичной риторики. 

В работе также подтверждается, что прогнозирование возможной смены парадигм даже в перспективе на 10 лет крайне затруднено, однако оценка существующей системы МО и ВПО крайне важна и необходима для принятия политических решений. 

К числу важнейших цивилизационных угроз, которые стоят перед Россией, автор относит отставание страны от других центров силы. Противоборство прогнозируется усилением применяемых инструментов,  от военных до информационных. Кроме того, снижение темпов развития российского государства отражается на внутриполитической стабильности и способности элит принимать эффективные решения. 

Позиция автора в этом плане усиливается и дополняется новыми факторами, которые связаны с так называемым «коронакризисом» (последствием пандемии COVID-19). От эффективности политического руководства страны зависит то, насколько точно оправдается расчет западного блока на процесс дестабилизации России, начавшийся с политики санкций. 

Любопытны выводы А.И. Подберезкина по отношению к российской элите. Он приводит убедительные доводы, которые доказывают, что «именно российская правящая элита – основная цель политики «силового принуждения», против которой используется весь спектр средств насилия, это обстоятельство становится решающим в вопросе обеспечения национальной безопасности». 

Взгляды автора на информационные инструменты управления массовым сознанием подтверждаются концепцией «окна Овертона», когда посредством несиловых методов сдвигаются рамки общественной морали, происходит трансформация ценностей. Именно такой подход, применение «мягкой силы» является главной угрозой для российского государства. Концепция «окна дискурса» имеет потенциал для применения в анализе военно-политической обстановки. Разумеется, существует критика подобного аналитического инструмента, есть высказывания о том, что это очередная «конспирологическая  теория», однако нельзя отрицать тот факт так можно проанализировать и выявить сознательную манипуляцию общественным мнением. 

Исследования  и разработки в сфере военно-политической обстановки являются приоритетными для безопасности и сохранения стабильности в государстве.  Сценарии и проблемные точки, указанные автором, имеют важное значение для стратегии развития России и ее будущего. 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован