Эксклюзив
02 марта 2009
11264

Алексей Подберезкин: Какой должна быть элита? Эксперимент с `президентской тысячей`

"Иногда шаг вперед -
результат пинка в зад"

М.Н.Задорнов

"Этот "кадровый резерв" напоминает
темную лужу,... в которой копошатся
и вьются головастики...".

А.Проханов

Именно такой "пинок в зад" получила российская элита в результате кризиса 2008-2009 годов. Если цели опережающего развития, сформулированные В.Путиным - Д.Медведевым в 2006-2008 годах, были недостижимы при сохранении у власти прежней элиты, то в условиях кризиса неэффективность элиты стала очевидной всем. Попытка реформирования элиты в условиях кризиса, предпринятая Д.Медведевым во второй половине 2008 года, удачной вряд ли можно назвать. Как нередко до того и случалось, задачи были решены формально, т.е. не решены.

Так, в перечне поручений Президента РФ от 23 июля 2008 года предлагался широкий комплекс мер - от выработки Программы формирования резерва управленческих кадров, методик, создания базы данных и т.д. . На деле в январе 2009 года появилась "президентская тысяча", представляющая собой набор чиновников, основным достоинством которых, судя по всему, было аппаратное умение. Другие качества, видимо, в расчет не принимались. Очень точно этот результат аппаратной работы прокомментировал А.Проханов: "Кадровый резерв" возникает в результате упорной созидательной работы в недрах экономических, промышленных или военных проектов, в которые вовлекаются молодые специалисты, окружая испытанных мэтров, искусных организаторов, непревзойденных творцов. Проект продвигается, проламывается, продавливается ценой невероятных усилий, самоотверженных подвигов, гениальных решений, в которых безусые молодые работники становятся "зубрами", сменяют утомленных, перегоревших в работе лидеров. В каких проектах ковался нынешний "кадровый резерв", призванный сменить проворовавшихся чиновников и губернаторов? Может быть, они возрождали разрушенный ельцинистами русский Космос? Или восстановили попранное демократами русское сельское хозяйство? Или построили новую Российскую армию? Способствовали созданию новых научных школ, подняли образование и духовную культуру народа? Ничего подобного. В лучшем случае, они безмолвно присутствовали при деградации страны, а в худшем, на вторых ролях, участвовали в разрушении Родины - отрабатывали схемы увода капитала, создавали блеф благополучия, воспроизводили в себе самые худшие и порочные черты своих столоначальников. Этот "кадровый резерв" напоминает теплую лужу с комками студенистой икры, в которой копошатся и вьются головастики и лягушата, под "солнцем перемен" вырастая в полноценных лягушек и жаб" .

Приход к власти Д.Медведева - преподавателя права и управленца - в принципе должен совпасть с объективными процессами изменения в элите. Даже с учетом того, что прежние кадры будут всячески стремиться сохранить свои позиции. Профессионализм и креативность неизбежно должны будут вытеснить чиновнично-бюрократическую традицию, хотя процесс этот и будет идти, к сожалению, медленно.

На этот процесс, безусловно, повлияет и идеологический фактор. Либерализм 90-х гг. доказал свою непригодность не только в экономике и социальной сфере, но и в области государственного строительства. Новая элита при Д.Медведеве не только будет вынуждена отказаться от псевдолиберальных ценностей в экономике и финансах, но и по всему спектру других проблем, включая представления о национальной безопасности (что доказал конфликт с Грузией), госуправлении и т.д. В определенном смысле можно согласиться с А.Дугиным, который считает, что ротация элит потребует новых (идеологических и моральных) принципов: " Теперь о ротации элит. Медведев - молодой человек и хочет видеть людей вокруг себя и во власти молодых, новых и интеллектуальных. И это правильно. Такие люди есть, но, к сожалению, большинство самых молодых и самых толковых уже поражены 90-ми, они воспитывались в пиар-политтехнологических условиях, где ложь, подлость, цинизм и способность к авантюрам были главными составляющими успеха.

Я думаю, сейчас Медведев столкнется с этой проблемой. Он подтянет таких молодых толковых людей, но через какое-то время обнаружит их непригодность для созидательных действий, они способны только разрушать или обманывать, создавать политтехнологические пиар-схемы, но ничего существенного они сделать не могут. Назревает возрастная, поколенческая кадровая перестановка, Медведев явно задумывается об этом.

Но он, как я предвижу, столкнется с очень серьезным концептуальным противоречием, потому что нужны новые критерии отбора элиты. Критерий отбора элиты по степени, успешности, само собой разумевшийся в 90-е, сегодня не проходит. Раньше думали так: человек сделал бизнес - значит, молодец. Если человек - а тем более молодой человек - в 90-е сделал бизнес, то это, скорее всего, законченная сволочь, и по уму его, конечно, за редким исключением стоило бы расстрелять. В тот период, в период гибели великой страны и полного общественного разложения поднялись и успешными стали самые омерзительные люди, те, которые больше врали и больше крали. И молодежи они передали эти навыки. Поэтому Медведеву придется, на мой взгляд, столкнуться с очень сложной вещью - в современной России ротация элит тоже должна основываться на идеологическом и моральном принципе. А это требует большой работы мысли" .

Аналогичное суждение высказал в своей статье в "Независимой газете" и Н.Усков: "России больше не нужны улыбчивые прагматики нулевых, которые твердили, что "откаты - это смазка бюрократического механизма", а "басманное правосудие" 2 издержки системы, Издержки сожрали систему. Цинизм стал государственной идеологией и практикой. России, если в ней осталось хоть сколько-то гордости, нужен новый герой - идеалист, который либо очистит наш дом от скверны, либо дом сгниет и рассыплется. По крайней мере, честных людей не будет мучить стыд при звуках национального гимна и квакании спецсигналов. Несчастный русский человек давно накопил рецепты сосуществования со страной. От апатии до пугачевщины. При всей ненависти к российской плутократии я все-таки надеюсь, что хотя бы инстинкт самосохранения у нее есть. В ситуации массовой безработицы, банкротств и стремительно тающих резервов - это единственное, что плутократии действительно нужно. Иметь хотя бы элементарный страх" .

А теперь посмотрим как была реализована на практике идея Д.Медведева о кадровом резерве. Сформированная к январю 2009 года "президентская тысяча" сплошь и рядом состоит из чиновников-заместителей министров, начальников, департаментов, мэров и депутатов. Молодых, сделавших карьеру и деньги в 90-ые и нынешнем десятилетии. Ни образования, ни гражданских подвигов, ни реальных успехов в своей деятельности они продемонстрировать не могут: достаточно посмотреть на их биографии в известных базах данных, например, www.viperson. Да и биографий, историй, как таковых нет. Есть послужные списки (Редкие исключения, например, героя чеченской кампании И.Баринова - не в счет. Их всего несколько).

Элита - воспроизводит саму себя. Это - закон, который еще раз подтвердился, когда попытались выполнить поручение Д.Медведева: нынешняя элита смогла лишь воспроизвести свое подобие. Ни креативности, ни гражданственности, ни профессионализма - этих важнейших качеств для преодоления кризиса - на не смогла добавить.

Приведенный пример - лишь одно из свидетельств консервативности высшего управленческого слоя. "Этажом ниже" - в правительстве, на уровне среднего министерского звена, доминируют две группы - старые аппаратчики, представители вечного бюрократического слоя, и новые - такие же представители, которые иногда рекрутируют "делегатов" от бизнеса. Надо сказать, что Д.Медведев хорошо понимает опасность этой ситуации. Не случайно в июле 2008 года он потребовал создания кадрового резерва и "увеличения скамейки запасных". Другое дело, что такие попытки безуспешно предпринимались и при В.Путине. И, как показал опыт, - неудачно.

Еще сложнее - в регионах, - где элита была занята все 90-ые годы приватизацией собственности и власти. Как справедливо отмечает Д.Бадовский , в 90-е гг. в условиях низкой эффективности и раздробленности федеральной управленческой элиты, увлеченной преимущественно программой приватизации и передела, собственно функции государственного управления в основном консолидировались, частично присваивались и преимущественно осуществлялись на региональном уровне, региональными элитными кланами.

При этом их достаточно высокая эффективность и функциональная готовность обеспечивать на своей территории относительную социально-экономическую и политическую стабильность стали для них основанием для торга с федеральной элитой. Чаще всего торг между региональными элитами и Центром по схеме "эффективность в обмен на политическую лояльность и экономические ресурсы" оказывается успешным, хотя в отдельных случаях и преимущественно в отношении национальных республик оборачивается претензиями на суверенитет и сепаратизмом.

При этом такие качества как профессионализм и креативность на региональном уровне были еще менее востребованы, чем на федеральном. Принцип личной лояльности являлся главным при продвижении по служебной лестнице, приобретая иногда самые уродливые формы.

Еще хуже обстояли дела с образованием региональной и местной элиты. По некоторым оценкам, до 50% управленцев этого уровня не имели высшего образования, а остальная часть во многом обладала некачественными знаниями, которые со временем полностью устарели.

Таким образом, к началу XXI века в России сложилась ситуация, когда качество элиты и ее социальный состав практически не совпадал с социальными группами интеллигенции и креативного класса. Элита оказалась сама бюрократической кастовой группой высших служащих и собственников.

Ситуация в области высшего управленческого слоя стала медленно меняться в период второго президентского срока В.Путина. Тогда уже не требовались силовики, способные взять под контроль ситуацию в том или ином регионе. Завершение задач "стабилизационного периода" и выход на решение проблем развития выдвигают, однако, не просто новые требования к управленцам, а качественно новые. Прежде всего, к качествам менеджеров, специалистов, творцов-созидателей, способных генерировать идеи, а не только их выполнять. Вербовать новых управленцев из прежней элиты становится практически невозможным.

К сожалению, в это время начинается определенная переоценка руководителей, которым не хватает двух таких качеств, как профессионализм и нравственная ответственность. "Менеджермизм" в управлении пытаются противопоставить бюрократии. Но это мало сказывается на эффективности госуправления потому, что и первое, и второе функциональное назначение не могут компенсировать отсутствие главной установки управленца XXI века - креативности, образования, профессионализма.

Не трудно увидеть, что за весь период от Л. Брежнева до В.Путина сотрудники с такими качествами были практически не нужны системе государственного управления. Разработчики идей - как во времена Л.Брежнев - М.Горбачева, так и Б.Ельцина - В.Путина, - никогда не входили в высшую касту управленческой элиты, будь то Политбюро, Совбез или Правительство. Да и идеи-то не были востребованы. Эта особенность применительно к последнему времени (но она справедлива для всех последних тридцати лет), хорошо подмечена О.Крыштановской: "Ключевые чиновники при Путине были объединены в Совет Безопасности РФ - коллективный орган, по численности и структуре весьма схожий с советским Политбюро, но не играющий роли верховной власти в стране. Вершина власти находилась у самого президента и групп стратегической элиты. Эти группы, допущенные к принятию ключевых решений, оставались не институционализированными, недоступными общественному контролю и не имели официального статуса. Они состояли из высших чиновников, которых Путин привел к власти и которым лично доверял. Это и были главные поставщики новых идей" , т.е. "поставщиками идей" чаще всего были управленцы, доминировавшие в элите: бюрократы, силовики, менеджеры.

Так было всегда, за исключением, пожалуй, сталинского периода, когда каждый член Политбюро, претендующий на политическую роль, должен был писать и выдвигать предложения (писали и предлагали часто), т.е. быть по определению идеологом, креативщиком. Другое дело, как этот креатив соотносился с партийной идеологией, преданностью вождю и т. д., но факт остается фактом: в недрах самого авторитарного режима больше всего было креативных людей и идей, чем при нынешнем демократическом режиме.

И не случайно, результатом такой работы в 1930-1950-е гг. стали фантастические советские достижения в области науки, искусства, культуры, инженерии. Их сопоставление с нынешними результатами, когда нет идеологических ограничений, невозможно именно из-за масштабов "взрыва креативности" советского периода с полным отсутствием и невостребованностью такового в период "развивающегося капитализма". Не случайно, и сегодня инновационная деятельность предприятий в России оценивается в доли одного процента, а науки - в единицах процентов. Это - результат невостребованности креативного потенциала сырьевой экономикой и госуправлением, отсутствия масштабных, стратегических задач.

Резкое усиление значения идей и идеологии в конце XX века, и особенно новых созидательных идей в мире, не нашло отклика ни у М.Горбачева, отказывавшегося от любых концептуальных дискуссий, ни у Б.Ельцина, который не придавал им вообще никакого значения. У В.Путина после его прихода к власти была ситуация политического и экономического цейтнота, когда концепции и идеи заменялись прагматическими технологиями, даже просто оперативными решениями, связанными, конечно, общей логикой и целью, но не концептуальными и креативными идеями. После завершения периода стабилизации ситуация изменилась, Как ответил В.Путин, "можно спокойно подумать", в т.ч. и о путях развития страны, более эффективных формах управления обществом и государством.




Алексей Подберезкин - академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор

2 марта 2009 года

www.viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован